В этом своеобразном музее под открытым небом сосредоточены многочисленные памятники материальной культуры горной Осетии, позволяющие глубже и всесторонне осветить вопросы археологии, этнографии и истории осетинского народа.

Селение Дзивгис находится в глубине лесистого Куртатинского ущелья и в устье высокогорной Фиагдонской котловины, высота над уровнем моря 1260 м. Удобно расположенный Дзивгис был в XVIII в. довольно крупным селением. Подробные сведения в 1852 г. опубликовал А. Головин: 

«В селении Зивгис, над самым руслом р. Фиагдон, красуется древняя святыня, небольшая церковь во имя св. Георгия. Предание относит ее построение ко времени царицы Тамары. В ней видны остатки иконостаса, лики Спасителя и Богоматери, престол и жертвенник сохранились невредимыми... около церкви два колокола от 16 до 20 фунтов. Один из них с грузинской надписью, из которой видно, что он пожертвован зивгисскому св. Георгию царем Георгием Малым в ознаменование его победы в 1685 году».

Можно предположить, что колокола были подарены в знак благодарности осетинам за участие в той битве.

В 1870 г. Дзивгис посетил В. Б. Пфаф, писавший: «Во-первых, здесь есть старинная церковь, которая смело может быть относима ко времени царицы Тамары» и отмечает два колокола с грузинскими надписями.

Первым путешественником, побывавшим внутри храма в 1912 г., был англичанин Дж. Ф. Бэддли, отметивший проход в алтарную часть в виде стрельчатой арки и на левой стороне арки оттиск руки и креста. В советское время перевод грузинской надписи на одном из колоколов Дзивгиса сделал акад. А. Г. Шанидзе, а опубликовал перевод Л. П. Семенов:
«Мы, государь Грузии, царь царей господин Георгий в хроникон 371 пожертвовали колокол сей тебе, святому Георгию Зиблисскому, для нашего успеха».
Очевидно, это наиболее точный перевод. Л. П. Семенов комментирует надпись:
Хроникон 371 есть 1683 г., а упоминаемый царь Георгий - Георгий XI . Этот же царь пожертвовал колокола в Реком".

В селении Дзивгис в настоящее время насчитывается несколько дворов, но, если судить по многочисленным остаткам полуразрушенных домов, в нем обитало значительное количество населения. Косвенным подтверждением этому могут послужить и материалы Вахушти Багратиони, грузинского историка и географа середины XVIII столетия, который в труде «Описание царства Грузинского» называет Дзвгис (у Вахушти Джибгъизи) термином «даба». Отметим, что данный термин в грузинском языке означает понятие «большое селение», в отличие от «сопъэли»—со значением просто «селение». По сведениям протопопа Иоанна Болгарского, относящимся к 1780 годам, в Дзвгисе насчитывалось 60 дворов. 

Наличие в крупном селении, закрывавшем в прошлом вход в ущелье мощной системой фортификационных сооружений, которую составляют укрепления перед селом и в самом селе церкви, не является случайным и единичным для горной Осетии. Аналогичные комплексы общинных оборонительных сооружений и храмов встречаются и в других ущельях. Так, в Алагирском ущелье Нузальская часовня соседствует с пещерным укреплением, закрывающим проход во внутренние районы. По справедливому замечанию М. М. Блиева, эти храмы были созданы для «освящения» места, «призывая» обороняющихся к самопожертвованию.

Колокола, хранившиеся в Дзивгисе, свидетельствуют, что церковь уже в начале XVII века было хорошо известна за пределами Осетии. В противном случае грузинские цари не даровали бы ординарному языческому святилищу атрибуты христианской церкви и не именовали бы ее терминами «сахъдари» и «экълисия» - «церковь», а назвали бы ее просто «хати» – «святилище». 


Раскопанные у апсиды храма погребения по христианскому обряду в каменных ящиках датируются XIV-XV вв. и свидетельствуют о том, что в этот период храм уже функционировал. Следовательно, построен он был не позже XIII в., скорее всего в XI-XII вв., что позволяет поставить «Дзивгисы дзуар» в один типологический и хронологический ряд с храмами Зруга, Тли и Регаха, Нузальской церковью. 

Празднество Джеоргоба в ноябре сопровождалось массовыми играми, состязаниями в джигитовке, стрельбе, поднятии тяжестей, танцах, пении и прочими массовыми развлечениями, проходившими на большой поляне «Дзуарварс». Одних танцующих по скромным подсчетам очевидцев в 1920-е годы бывало от 300 до 400 человек. 

Джеоргоба точно соответствует христианскому празднику Колесования Св. Георгия (Георгоба) 23 ноября по-новому стилю и всегда приходится на последнюю полную неделю ноября. И конечно непозволительно называть народное празднование и почитание Уастырджи (Св. Георгия) язычеством, только потому, что все это происходит без участия православного духовенства. 

Дзивгисы-дзуар вовсе не утратил свою религиозную роль, люди по-прежнему собираются на праздник Джеоргоба и в обычные дни чтобы вознести молитвы, но к сожалению последними «дзуарлæгами» нарочно искореняется все, что как-либо говорит о христианском прошлом Дзивгис-дзуара. 

Автору этих строк нынешний «дзуарлæг» на праздник Джеоргоба в 2010 году доказывал, что это место не имеет никакого отношения к христианству, хотя за пять лет до того говорил, что знает, что это древняя церковь. И в конце нашего общения он заявил, что присутствие в этом месте «церковника» оскверняет дзуар - «…Сауджын ам - уый у æгаддзинад..».

Хотя отчасти я понимаю этого дзуарлæга - все это следствие, мягко говоря, недальновидности некоторого духовенства, которое с умным видом заявляло, что Церковь должна забрать дзуар, совершенно не задумываясь о последствиях. Все древности и святые места принадлежат осетинском народу и не должно быть никаких необдуманных высказываний или действий. После этого такая реакция не должна удивлять, но все же это не даёт право говорить неправду, что это место не христианское.

Автор: иеромонах Сергий (Сослан Чехов)