В дни памяти старца Ипполита (преставление 17 декабря) мы получили замечательный подарок из Москвы – пятое, дополненное издание книги «Самый добрый батюшка на земле».

Автор книги, Владимир Савочкин, духовное чадо старца Ипполита, написал небольшую книгу о жизни и служении батюшки сразу после его смерти. Просто и тепло написанная, она сразу стала любимым «народным» чтением о настоятеле Рыльского монастыря.

По рассказам послушников обители, бывавших на сборах в Москве, большинство почитателей старца, не видевших его при жизни, узнавали о нем в те годы именно благодаря этой книжке.

Пятое издание книги дополнено главой о молитвенном служении архимандрита Ипполита народу Алании. Своими воспоминаниями о батюшке на страницах книги делятся настоятели аланских монастырей, созданных по благословению старца – игумен Стефан (Дзугкоев) и игуменья Нонна (Багаева). Судьбоносном для православия в Алании и на Кавказе считает автор служение монастырей после теракта в Беслане и войны в Южной Осетии.


        Старец с паломниками из Осетии


Из книги «Самый добрый батюшка на земле»

«Осетины, в больших количествах приезжавшие к отцу Ипполиту, называли его, как это ни громко звучит, вторым апостолом Осетии. Это поразительно: в заштатном монастыре Курской области какой-то пожилой скромный монах благословляет людей из Осетии открыть монастыри!..»

«Интересна еще одна немаловажная деталь: батюшка не просто благословил создание двух монастырей, он с точностью до деталей подсказал, где искать место для мужской и для женской обителей. Для мужской он благословил искать старый разрушенный храм в горах, а для женской – заброшенный дом отдыха около города Алагир».
Аланский Свято-Успенский мужской монастырь 


Массовое крещение в Аланском Богоявленском женском монастыре

Особенной сыновней любовью автора проникнуты части книги, описывающие облик и характер старца. Сила этой любви уже многие годы связывает со старцем и усыновляет ему все новые и новые человеческие души, ищущие источников Божией благодати и истины.

«Внешне батюшка был высоким, немного сутулым, крупным, но не полным. Весь облик его одухотворяла благодать. Чистый ясный взгляд небесно-голубых глаз, радостное доброе лицо, светившееся любовью ко всем. «Когда батюшка улыбался, - вспоминает одна трудница монастыря, - за его улыбку все можно было отдать. Такую улыбку нигде не встретишь. В ней было столько доброты…»

   

Говорил он тихим, спокойным и тонким голосом. Он не навязывал своего мнения, а очень осторожно, тихо сообщал вою Божию людям. Тут же хочется запоздало воскликнуть: «О сколько бы я избежал ошибок в своей жизни, если бы всегда понимал, что батюшка сообщает мне, недостойному, Божию волю!»

«Отец Ипполит всегда и всех призывал к миру со своими ближними и смирению. Сам же он был само смирение, сама кротость. Он смирялся перед всеми: перед самым последним трудником, перед какой-нибудь деревенской бабушкой, которая, несмотря на то, что сзади нее стоит огромная очередь к старцу, битый час пытается решить у него свои хозяйственные вопросы – продавать ли ей корову, заводить ли еще гусей и у кого лучше покупать муку. «Из всех путей выбирай самый смиренный, - учил он одного боголюбивого священника. – И себя считай за траву сухую, за прах земной, за пепел, за ничто».

Батюшка учил простым вещам: должна быть детская вера и простота. Размышляя об этих поучениях батюшки, невольно вспоминаются слова Священного Писания: «Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное» (Мф.18,3). Дети простосердечны, робки и смиренны, еще нет у них зависти и тщеславия, и желания первенствовать – и этим их качествам надо подражать, в этом и подавал всем пример отец Ипполит, не имевший и тени честолюбия и гордости. Был же он смиренномудрым и кротким, почитавшим себя ниже других.

Архимандрит Авель рассказывал про отца Ипполита, что он никогда не роптал. Батюшка даже обличал так мягко, что могло показаться, будто он, наоборот, хвалит тебя, но вместе с этим чувствуешь, как у тебя просыпается совесть».