В темные времена хорошо видно светлых людей… Мысль, которая все чаще приходит на ум, когда размышляешь, зачем все это. Зачем падения самолетов, крушения поездов, теракты в первый день нового года, убийства послов, стрельба в ночных клубах, взрывы многовековых памятников культуры? Зачем??? Возможно за тем, чтобы нам было видно лучше светлых людей?… Не знаю. Но в последнее время все чаще приходит мысль, что в темные времена хорошо видно светлых людей. И пусть это написано Ремарком задолго до моего рождения, и пусть это аллюзия на "Свет во тьме светит, и тьма не объяла его"… Пусть! В темные времена, действительно, лучше видно светлых людей.

Одним из таких светлых островков в стремительно сгущающейся тьме для меня является Аланский Богоявленский женский монастырь. Он выстроен на участке, где правили мрак и запустение. Выстроен, и превращен в уголок, где чудо — составная часть каждого дня. И даже в самые страшные времена здесь находят добрые слова, от которых человеку становится лучше. Как бы сложно не было самим монахиням, они всегда находят эти слова, и если ты слышишь, если ты еще способен слышать, ты уйдешь вдохновленным и просвещенным.



Светлые лица детей, переживших Бесланскую трагедию, тому лучшее подтверждение. Светлые лица детей, выживших в Цхинвале в 2008 году, тому лучшее свидетельство. Светлые лица детей с нарушениями развития и их родителей тому лучшее доказательство.

Хотя и здесь тьма не оставляет попыток объять свет: весь 2016 год монастырь практически вынужден был не принимать детей в свой реабилитационный центр. Вынужден был — из-за отсутствия финансирования. Ни в одной из Осетий не нашлось никого, кто бы на государственном уровне смог принять решение профинансировать центр. Центр, через который прошли тысячи детей как Северной, так и Южной Осетии. Детей, для многих из которых он стал чуть ли не единственным радостным воспоминанием в окружавшей их тогда тьме. Центр, в который и бесланские и цхинвальские дети возвращаются просто потому, что здесь им вернули частичку потерянного детства. И, конечно же, потенциал центра не исчерпан. Давайте честно взглянем в глаза правде — разве мало вокруг нас детей, которым было бы полезно пожить в тепле, уюте и каждодневной заботе хотя бы короткий промежуток времени? Разве мало вокруг нас семей, которые не могут позволить себе организовать полноценный отдых своим детям? Детей много, ответственности мало. Но и монастырь без внешней поддержки не может продолжать полноценную работу центра… И в 2016 году этой внешней поддержки было очень мало. Центр вынужденно простаивал. Соборный храм монастыря не строился. Кризис!… И это суровые реалии нашей жизни.



Но и в этой суровой, сгустившейся донельзя, тьме нашелся огонек, который не затух. Настоятельница монастыря игуменья Нонна (Багаева) приняла в конце осени решение организовать Рождественский праздник для детей. Просто потому, что не может тьма объять свет. За два неполных месяца монахиням удалось сделать то, на что обычно уходит год. С помощью добрых людей и колоссальных собственных усилий, было продумано все до мелочей, сшиты потрясающе красивые костюмы, оформлены декорации, подготовлены спецэфекты. А не такая уж большая трапезная монастыря — превращена в настоящий амфитеатр. Две недели интенсивных репетиций и вот, наконец, все затаили дыхание и представление началось!

Присутствовавшие оказались в чудесном мире сказки Ганса Христиана Андерсена "Снежная Королева", адаптированной и переработанной, но сохранившей тот христианский дух, который искореняли советские переводчики и вкладывал сам автор. И казалось, все осетинские святые, изображенные на росписях монастырской трапезной сопереживают и сорадуются со всеми участниками. А их было не мало — около 50 человек. И все действовали слажено. Полтора часа пролетели как один миг, наполненный бесконечной радостью. "Я как будто в детство вернулся", — поделился впечатлениями после завершения представления епископ Владикаказский и Аланский Леонид. И, мне кажется, он выразил общее настроение всех взрослых, попавших в тот день в монастырь. Рассматривая фотографии, снятые мной тогда, вглядываюсь в лица взрослых — сколько в них света и радости! Действительно, как в детстве.



И этот свет и радость должны иметь возможность быть сохраненными! Если мы все вместе не сохраним центр, не сохраним вот этот свет, рождающийся в душе, только от одного представления, то что же остановит тьму?