Праздник Успения Пресвятой Богородицы особенно любим в нашем монастыре. Благодать великого церковного торжества с прекрасными песнопениями, выносом плащаницы, невыразимым утешением, которое дарит верным Матерь Божия, в этот день соединяется у нас с радостью прикосновения к заповедному миру горной Осетии. Замечательная традиция посещения Успенского скита монастыря, расположенного в с.Лисри Мамисонского ущелья, с каждым годом приобщает к торжеству Богородицы, красоте гор и труду в святом месте все больше и больше паломников со всей Осетии.

 



Чтобы отправиться в путь с утра пораньше, праздничную Литургию в монастыре служили ночью. Ночное Богослужение с его особенной тишиной, молитвенностью, красками производит всегда столь сильное впечатление, что после благодарственных молитв, несмотря на позднее время, никто не хочет расходиться. И в этот раз Матушка Нонна, сестры и прихожане долго еще стояли во дворе храма, наслаждаясь красотой святой ночи.  

 

 Утром после праздничной трапезы монахини и паломники, погрузив все необходимые инструменты и питание в микроавтобусы, отправились в путь. У новичков дух захватывает уже на первых километрах Транскама – от созерцания живописных видов красивейшего Алагирского ущелья. Удивительно, но среди молодых людей до тридцати лет, выросших в Осетии, многие мало знают наши горные ущелья и, например, никогда не бывали даже в Наре. Сорокалетние, наоборот, помнят времена, когда поездки на родину Коста в дни памяти поэта были ежегодной и любимой школьной традицией.



Особенные восторги слышатся, если в группе есть люди из других регионов. Даже заядлые путешественники уверяют нас, что такой красивой дороги как Транскам, нет нигде в мире. Местные стараются скромно отвечать, что нам самим трудно привыкнуть к этому дару Божьему. Тем более мы смущаемся, когда, останавливаясь у придорожных источников напиться воды, видим прямо в роднике кучи пластикового мусора. Тут и оправдываться нечего, отношение к «дару Божьему», как говорится, налицо. Хорошо, если в группе найдется смелый человек, который, не опасаясь ворчания сопутников, быстро соберет это безобразие.

 

Мы проезжаем участок Транскама, который часто называют солнечным ущельем, из-за всегда безоблачного неба. В селениях Зинцар, Унал, Мизур не только вдоволь солнца, но и достаточно святых мест с интересной историей. К сожалению, у нас мало времени, надо спешить, чтобы попасть в Мамисон до начала солнцепека. Не успеваем заехать и в Нузал, чтобы поклониться древнему Нузальскому храму, к которому не только монахини, но и прихожане питают особые чувства. Промыслом Божиим наш монастырь породнился с этиой уникальной святыней через два года после основания обители. Когда в 2006 году здесь проводились реставрационные работы, сестры оказывали ученым посильную помощь, позже стали возить в Нузал первые экскурсии. Через пару лет процветший Нузальский крест стал символом нашего монастыря, а его удивительные фрески послужили примером для художников, расписавших наш храм во имя святых преподобномучениц Елизаветы и Варвары.

 

 

Доехав до указателя «Зарамгская ГЭС», колонна наших машин спускается вниз справа от трассы, а затем поднимается в гору, к селению Зарамаг, с которого, собственно, и начинается Мамисонское ущелье . На самых высоких точках древнего села - красавец-храм в честь Казанской иконы Божией Матери и памятник Зурабу Магкаеву, первому дипломату, организатору и руководителю осетинского посольства, осуществившего переговоры о присоединении Осетии к России. Зураб Магкаев является выходцем из Зарамага, здесь же, недалеко от памятника, в скромной ограде могила выдающегося гражданина Осетии.

   

Еще из села открывается потрясающий вид на водохранилище Зарамагской ГЭС. Сюда возят туристов из регионов России и дальних стран. А для нас, местных жителей, это место с привкусом горечи… Под голубизной воды навсегда похоронен удивительный Адайдонский могильник, ставший аланской Атлантидой. Этот уникальный Город мертвых периода кобанской бронзы, идущий вверх по склону четырьмя ярусами, каждый из которых представляет другое время, туристы, наверное, смотрели бы не с меньшим интересом, а уж с пользой куда гораздо большей.

От Зарамага до Успенского скита монастыря в Лисри сейчас хорошая асфальтированная дорога, склоны над ней покрыты защитной сеткой, препятствующей оползням и камнепадам. Везде, куда ни посмотришь, башни ЛЭП из ярко-белого металла, такие фантастические рядом с остатками родовых башен… Асфальт и мощные ЛЭП, которые должны были обеспечивать круглосуточное освещение всего ущелья - результат проекта по возведению горнолыжного курорта мирового уровня «Мамисон», который был начат в 2013 году. Два года мы с болью смотрели на изменения первозданного пейзажа вокруг территории нашего скита и надеялись, что польза, которую принесет курорт Осетии, многократно компенсирует эти потери.

Сейчас, когда проект курорта закрыт, нам остались лишь изменения пейзажа - с огромной безобразной подстанцией напротив нашего храма и десятками башен ЛЭП вокруг села, где нет ни одного жителя…

Мамисон до начала строительства курорта

 

Грусть разгоняет горный воздух, врывающийся в окна автомобиля, и небо цвета праздника. Но возле храма нас ждет очередной «сюрприз». На территории монастырского скита, вплотную к стене старинной башни, построено частное владение из белого блока, перекрывшее подъезд к храму и сильно изменившее облик территории скита.

Все взрослые паломники, увидев новострой, сокрушенно ахают, настолько белый дом контрастирует со всеми окружающими строениями. К сожалению, это не первый захват церковной территории. В позапрошлом году мы не застали перед храмом стен приходской школы, когда-то одной из самых больших в горной Осетии… Их снес выходец из села, вопреки всем данным утверждавший, что это дом его деда. К счастью, этот человек вовремя опомнился и отказался от своих намерений, но исторический памятник, увы, утерян безвозвратно.

 
Здесь учились дети Мамисона.  Фото до и после захвата.
 

 

Вообще судьба исторических памятников Мамисона, и в особенности башенного комплекса в Лисри, – наша большая боль. Много лет владея землей в Мамисоне, имея благословение священноначалия на строительство здесь скита, монастырь не решается на восстановление храма, потому что его историческая реставрация и строительство монашеских келий, подсобных помещений, близ такого уникального памятника, каким является Лисринский башенный комплекс, требуют значительных вложений. А мы пока не нашли спонсоров, желающих приобщиться к такому Богоугодному делу.

Башенный комплекс

Между тем, «сюрпризов» близ и даже внутри территории комплекса, гордо именуемого «Памятник федерального значения», не считая пресловутой подстанции и ЛЭП, год от года становится все больше и, думается, этот рост будет продолжаться. Если в прошлые годы внутри комплекса тут и там несмело белели небольшие однокомнатные постройки, то в этом году можно лицезреть вот такой капитальный дом. 

В непосредственной близости от вот этого обозначения.

 Наверное, не сыскать на свете горца, который хотя бы раз в жизни не сокрушался о том, что наши горы, сохранившие не только культуру, но и саму жизнь осетинского этноса, опустели. И нет у многих мечты заветней, чем снова увидеть в них потомков древних фамилий. Но ведь возвращаться в родные места и строить в них можно по-разному. И должны же это как-то регулировать ответственные госструктуры? Договориться с выходцами из ущелья, объяснить огромную ценность для Осетии Лисринского комплекса и то, что именно они, потомки строителей этих уникальных башен и храмов, в первую очередь должны заботиться о его сохранности. Определить возможности появления новых построек, места, параметры. Самый красивый башенный комплекс Осетии уже лишился этого шанса.

До чего же больно видеть, как легкомысленно мы сами рушим то, чем должны дорожить, как удивительным свидетельством творческой силы наших предков, что должны с гордостью показывать нашим детям и внукам. И как легко и безнаказанно в частных целях потихоньку уничтожаются пейзаж, мечты, память целого народа. И не какими-то пришлыми варварами, а нами же самими.

…Этот материал задумывался как репортаж о нашем ежегодном путешествии к храму Матери Божией в день Ее великого праздника, который издревле любили и отмечали горцы. О радости совместного труда и молитвы, за десяток лет объединившей множество прихожан и паломников нашей обители. Но получился совсем о другом. О грустном. И о тихой надежде, которая много может, если есть люди, которые несут ее в сердце. Обезлюдевшие горные села ждут, очень ждут наших молитв, труда и веры в то, что даже один в поле воин, если с ним Бог.

P.S. 28 августа, в день Успения Божией Матери, сестры и прихожане Аланского Богоявленского женского монастыря по многолетней традиции трудились и молились в Успенском скиту обители в с. Лисри Мамисонского ущелья. Паломники святого места в возрасте от двух до 75 лет, приехавшие сюда из Владикавказа, Беслана, Алагира, Цхинвала, Москвы, очистили храм и двор церкви от бурьяна, убрали могилы на приходском кладбище. Затем духовник монастыря иеромонах Савватий (Томаев) послужил водосвятный молебен с акафистом, во время которого все дружно помолились об этом храме, селе, стране, властях и воинстве ее и всех людях, верою живущих в ней.

 

Фотографии разных лет: