Семь лет назад, в 2008 году, в республике был сделан по этому пути еще один шаг вперед, который искусствоведы называют знаковым и во многом этапным: украшен росписями храм в честь преподобномучениц Великой княгини Елисаветы и Инокини Варвары Богоявленского Аланского женского монастыря. Аслан Хетагуров, Виктор Цаллагов, Захар Валиев – светские художники, безвозмездно осуществившие эти росписи с благословения отца Антония и согласия матушки Нонны, настоятельницы монастыря. 

Большая духовная, исследовательская работа была проведена по определению стилистики и иконографии создаваемых образов. Закономерно, что колористическим и стилистическим ориентиром для художников стали фрески Нузала. Сегодня, когда росписи завершены, можно сказать, что смелое решение доверить их светским художникам было оправданно.

«Этот шаг открыл новую перспективу и протянул драгоценную нить преемственности от безымянных мастеров средневековой Алании к возрождающимся христианским традициям Осетии сегодняшнего дня», – так пишет об этом в своей статье «Душа осетинского художника. Искусство рубежа ХХ–ХХI века» министр культуры республики Мадина Атаева – искусствовед по образованию, член Союза художников России. И подчеркивает там же: «Уже следующий проект росписи церкви Святого Николая Чудотворца в селении Бирагзанг, выполненный Асланом Хетагуровым и Захаром Валиевым, можно считать высокопрофессиональным примером осетинской монументальной религиозной живописи».

А в 2012–2013 годах этими двумя талантливыми художниками-монументалистами, в живописи которых тема родных корней, родной истории и духовных начал, слагающих фундамент осетинской национальной культуры, занимает одно из центральных мест, была расписана в Богоявленском Аланском женском монастыре еще и трапезная. И этот творческий проект, выдвинутый в нынешнем году Союзом художников РСО–А на соискание Государственной премии им. К. Л. Хетагурова – тоже по-настоящему уникален. Тем, что в росписях трапезной (а общая площадь их впечатляет – это 600 квадратных метров!) впервые в современном осетинском монументальном изобразительном искусстве так масштабно и с такой полнотой нашли свое воплощение образы аланских святых – мучеников, подвижников и защитников христианской веры.
– Непосредственно работой над росписями мы занимались вдвоем с Захаром Валиевым. Но просто неоценимую помощь по ее ходу нам оказала матушка Нонна – как консультант, советчик, наш идейный вдохновитель и, можно даже смело сказать, наш соавтор. В монастыре ею собрана фантастически богатая библиотека по церковной живописи. В том числе – по византийской. Именно она подала нам идею использовать в этих росписях стилистику, свойственную фрескам раннесредневековых пещерных храмов Каппадокии. Поэкспериментировать в этом направлении было очень интересно, – рассказывает заслуженный художник РСО–А Аслан Хетагуров. – Ряд росписей выполнен нами на канонические сюжеты: это «Тайная вечеря», «Богоявление», «Рождество Христово», «Крещение Господне».

Но, кроме того, мы поставили перед собой задачу: познакомить паломников и гостей Осетии, переступающих порог монастырской трапезной, с историей нашего народа. С образами духовных подвижников, воинов, государственных деятелей, ее созидавших… Среди них – образы Задалески Нана и Марии Ясыни. Давида Сослана. Святого Алония и святого Сармата, любимых учеников святого Антония, которых традиция впрямую называет «скифами по происхождению». Святого Христодула, «прозванного осетином». Святого Николая Туальского…

Центральная композиция посвящена аланским мученикам во главе с военачальником Баракатрой, о которых рассказывают армянские источники V века: эти знатные аланские вельможи приняли в Армении крещение и были казнены за это противниками христианской веры. Впервые в осетинской иконографии изобразили мы на этих росписях и Шалву, Елизбара и Бидзину из фамилии Бибиловых – князей Ксанских, которые в ХVII веке встали во главе своих дружин на защиту Грузии от нашествия турок, а позднее приняли мученическую смерть и были причислены к лику святых.

Родное. Древнее. Вечное…


Еще один сюжет, который нашел отражение в росписях – крещение царя Алании апостолом Андреем Первозванным… Надписи рядом с изображениями тоже все сделаны на осетинском языке. Их перевод совместно осуществили монахиня Богоявленского Аланского монастыря Георгия (Бестаева) и священник Роман Плиев.

…Цветовая гамма росписей – благородно-сдержанная, даже, на первый взгляд, несколько приглушенная. Белое, серое, черное, охра, терракота – никаких кричащих красок. Но тем сильнее она к себе приковывает глаз – и тем глубже все эти образы входят зрителю в душу. «Такое ощущение, что этим росписям, по крайней мере, века два, не меньше – очень трудно поверить, что перед тобой «новоделы», – признаются паломники и туристы, посещающие монастырь.

– Духовная живопись – это живопись с особыми законами. В ней нельзя отступать от жестких требований канона. Но, в то же время, нам хотелось, не нарушая их, привнести в эту работу что-то свое. Свой взгляд на образы, которые мы писали. Свой «нерв»… Пройти по этой тонкой грани, не оступившись, и было, наверное, самым трудным, – признается Аслан Хетагуров.

«Росписи, осуществленные художниками Асланом Хетагуровым и Захаром Валиевым, ясно показывают, что духовное возрождение в Осетии влечет сразу же и культурное возрождение», – подчеркнул в своей рецензии на эту работу московский гость республики, посетивший не так давно Богоявленский Аланский женский монастырь – декан факультета церковных художеств Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, протоиерей Александр Салтыков. Он особо отметил, что даже для людей, которым не знакомы имена всех этих персонажей осетинской истории, «будет очевидна торжественная, эпическая значимость этих выполненных в разном масштабе, в разной «плотности» многофигурных композиций. Они живут в своем измерении времен, напоминая о том, что не только отдельный человек, но и целые народы, как родственная духовная совокупность личностей, призваны к единодушному прославлению Великого Устроителя мироздания…»

А самими Асланом и Захаром буквально около месяца назад была завершена роспись иконостаса для нового храма Успения Божией Матери в Южной Осетии, в поселке Знаур. Над ним, состоящим из 25 икон, они работали почти год. И одной из этих икон стал написанный Захаром Валиевым образ великомученика Меркурия. Римского воина, алана по происхождению…

Автор статьи: Е. Толоконникова 
Источник