В Южной Осетии вспоминают погибших и пострадавших во время очередной грузинской агрессии в августе 2008 года. Даже спустя 11 лет многие раны еще не зажили, многие свидетельства еще не записаны. Удивительную историю об этом рассказала монахиня Аланского Богоявленского женского монастыря

В августе 2008 года журналист Элина Бестаева (ныне монахиня Георгия - благочинная Аланского Богоявленского женского монастыря) уже жила в Москве, и после завершения активной фазы боевых действий занималась прорывом информационной блокады, которую тогда пытались устроить западные сторонники Грузии. 

Спустя 11 лет, монахиня Георгия поделилась со Sputnik Южная Осетия своими удивительными воспоминаниями.

"В 2004 году, когда Саакашвили предпринял первую попытку захвата Южной Осетии, оба мои брата служили в военном ведомстве и оба оказались на самых горячих участках. Мы по несколько суток не имели с ними связи. Обстрелы Цхинвала были такие, что в темноте ночи нам казалось, что наутро мы увидим вокруг одни руины. День и ночь мы молились за наших воинов. Мама совсем не ложилась, ходила по двору и взывала: Мады Майраем, нае хъебулты нын бахиз (Пресвятая Богородица, помилуй наших детей). А я в те дни с самой горячей мольбой обращалась к преподобному Феодосию Кавказскому. У нас в храме была его икона, и отец Александр говорил, что святой Феодосий особенным образом покровительствует Цхинвалу", — вспоминает Георгия.

Рассказывали, что во время самых ожесточенных обстрелов в июне 1992 года святого не раз видели в старом городе.

"Был случай, когда необычного вида старик в цветастой рубашке зашел в один дом, покинутый в начале войны хозяевами, евреями или грузинами, и затем занятый погорельцами, бежавшими из сожженного осетинского села. Старик скандалил, выгонял новых хозяев, утверждая, что дом принадлежит ему. Он так буянил и грозился, что жильцы выбежали из дома и зашли к соседям. Через несколько минут после этого в дом попал снаряд и полностью разнес ветхое строение. Все жильцы спаслись, а следов старика, как ни старались, в руинах так и не нашли", — продолжает Георгия свой рассказ. 

"Седьмого августа под вечер они были еще на работе. Около семи часов единственная остававшаяся на связи девушка написала, что в здании оставаться уже невозможно, и она спускается в подвал. Как только она отключилась, я побежала в монастырь, где служил мой духовник. Умоляла благословить меня ехать в Цхинвал, плакала. Он спокойно сказал: "Поедешь и что? Ты генерал армии? Артиллерист, танкист? Да тебя даже не пустят дальше Нара! Остаешься и делаешь здесь то, что умеешь", — продолжает она.

От его слов отчаяние отпустило, мозг заработал. Я села за компьютер, открыла ленту новостей. Машинально подумала,  надо посмотреть, память каких святых празднует Церковь 8 августа. И вдруг вспомнила свой апрельский сон. Конечно же, Феодосий Кавказский! 8 августа — день памяти преподобного Феодосия! Это про сегодняшний день он сказал: "Я защищаю ваш город".

Так наступил 2008 год. В середине апреля девушке приснился сон, будто над западной окраиной Цхинвала, недалеко от села Кусрет, возвышается необыкновенно высокая белая скала, а из нее вырастает памятник преподобному Феодосию.

"Запрокинув голову, я смотрю на него, и вдруг он мне говорит, беззвучно, но совершенно отчетливо: "А ты знаешь, что я защищаю ваш город?" Я проснулась. Сразу вспомнила свой обет, данный в августе 2004-го. Стала клясть себя за безумную беспечность и зареклась ближайший отпуск съездить в Минводы", — вспоминает монахиня. 

Тем временем обстановка в Южной Осетии накалилась до предела. Наступил август. Она все время была на связи по скайпу со своими бывшими коллегами в Цхинвале.

Твердо веря в заступничество святого Феодосия, она обещала, что если он сохранит ее братьев, совершит паломничество к его могиле в Минводах.

"Слава Богу, братья вернулись живыми и невредимыми. В 2004 году, после разговора Путина с Вашингтоном, Саакашвили войска из Южной Осетии вывел. Только вот совершить паломничество в Минводы я не поторопилась. Оправдывалась, как всегда, обилием неотложных дел, просила прощения у святого и откладывала на потом... А потом я переехала работать в Москву, и данное обещание стало совсем трудноосуществимым", — рассказывает Георгия.

"Скоро стало понятно, что впервые за двадцатилетнюю историю войны грузинская армия вошла в Цхинвал с западной стороны. С той, где в моем сне на белой скале стоял преподобный Феодосий", — рассказывает Георгия.

Потом были пять суток невероятной боли и напряжения, почти без сна и еды.

"Мы забегали домой, только чтобы переодеться. Приступы отчаяния в дни бесконечного ожидания приказа российского главнокомандующего. И эта белая скала над Цхинвалом, незримая и нерушимая скала святого Феодосия, очень мне помогла тогда выжить. Верю, что и всему нашему народу", — сказала Георгия.

Источник: Sputnik Южная Осетия