Сегодня, 12 февраля, именины нашего духовного отца - архимандрита Ипполита. Утром отслужили панихиду по Батюшке, потом была поминальная трапеза.


Сестры поделились своими воспоминаниями о встрече со старцем.



Схимонахиня Николая (Ткач):

Про старца Ипполита я узнала от случайной знакомой, с которой мы оказались вместе в Оптиной пустыни. Я приехала в Рыльский монастырь, попослушалась, походила, как все, на ежедневные отчитки; они при старце проводились ежедневно. Когда прошло две недели, собралась уезжать. Говорю: «Батюшка, благословите, я уезжаю, когда мне снова приехать?» А он не хотел благословлять. И с таким раздражением мне говорит: «Да хоть через год, да хоть совсем не приезжай». Это потому, что он мне до того говорил, что надо подольше побыть. А я по своей воле стала решать. В итоге я пробыла в Рыльске целый год, а потом он благословил меня ехать на сборы в Москву.

Старец был смиренный. Был смиренный и с начальством, и с людьми. Много не говорил. Я не могу сказать, что он со мной беседовал или что-то мне объяснял. Но человек всегда чувствует любовь. Как-то я приехала с внучкой, а на нее нашло что-то, и она стала плакать. Не могла успокоиться. Это было в домике, где мы жили. Ну, встали мы и пошли в монастырь, а старец как раз был во дворе. И говорит: это благодать, благодать. Руку положил ей на голову, помолился и все у нее прошло. Вроде, он нежных слов не говорил, а любовь от него была огромная.


У меня сразу к нему было доверие, потому что отношение у него было отцовское, заботливое. И я старалась делать все, что он говорил. Вначале год послушалась на лугу, мы выкорчевывали кустарник, корни из болота. Я, бывало, скажу ему: батюшка, там же все молодые, мне трудно за ними угнаться. Надо было в гору подниматься, кругом грязь, вода, особенно осенью. А он на это всегда отвечал: ничего, помогут. И, правда, всегда помогали. Раз он благословил меня окунуться в источнике Божией Матери. Я говорю, батюшка, я же оттуда не вылезу. Источник как колодец был сделан. А он говорит: помогут! Я пришла одна, походила, походила никого нет. Стала собираться окунаться и вижу идет группа паломниц, как раз из Осетии. И они мне помогли и влезть и вылезть.


Когда я уже была на сборах в Москве, разное случалось, и обижали нас, но за батюшкины молитвы все недоразумения как-то разрешались. В первый год, пока не привыкли, было очень трудно. Как-то я спросила старца: ну сколько я буду еще стоять то? А он говорит: да до второго пришествия. Так и стояла по его благословению. И когда старец скончался, стояла еще шесть лет, так как он меня с послушания не снял. На ящичке у меня фотография была батюшкина и вот один инвалид, который тоже к храму приходил побираться, увидел ее и стал просить. А все вокруг мне говорят, да не давай ты ее. А я подумала, нет, батюшка бы отдал.

Часто, когда какой-то вопрос, надо что-то доброе сделать или внимание кому-то оказать, в голове автоматически вопрос: а как бы батюшка это сделал. Вот так, наверное. И еще удивительно то, что когда встречаешь людей, которые знали старца непосредственно, ты как будто встречаешь близкого, родного человека. Так старец породнил нас.


Молюсь за него и помощи у него прошу. Чтобы наставил на путь истинный. Дочь моя говорит: тебя даже к матушке Нонне старец направил!



Монахиня Феодосия (Кузнецова):

Я никогда не бывала в Рыльске, но просила через знакомых, которые туда ездили, у старца молитв. И они мне привозили от него иконочки преподобномученицы Елизаветы Феодоровны, в честь которой спустя годы был освящен наш монастырский храм. Так у меня собралось пять иконочек. Я тогда про святую Елизавету почти ничего не знала и про себя думала, почему мне привозят все время эту икону? Потом открылось . Многое в нашей жизни по молитвам старца управлялось и управляется.

Еще был такой интересный случай. Приехав в Алагир, матушка Нонна, тогда Наташа Багаева, рассказывала об отце Ипполите и советовала мне поехать к нему за благословением на монашество. Мы даже маршрут обсудили. Я тогда про себя подумала: ну, доеду я до Москвы, у меня там много знакомых, повидаю их, а там видно будет, поеду я в Рыльск или не поеду. Вечером того же дня как я для себя такое решила, матушка позвонила в Рыльск, и старец сказал ей про меня: «Ее никуда не отпускайте, сразу постригайте». Я, конечно, была потрясена таким его ответом, было абсолютное чувство, что через тысячи километров он прочел мой помысел.


Монахиня Вероника (Миценко):

Довелось бывать в Рыльске и много раз общаться с Батюшкой, за что благодарна Богу. Он очень мне помог во многих вопросах, касающихся духовной жизни, и, главное – благословил идти в монастырь.


Монахиня София (Плиева):
Очень я хотела увидеть старца при жизни, целых два года собиралась к нему съездить, но все время что-то не отпускало. А когда мы, наконец, собрались, старец был уже тяжело болен. Я скорбела, что так и не познакомилась с ним. В монастырь я пришла через три года после кончины Батюшки. В первые годы нашей жизни матушка часто рассказывала нам про старца и Рыльский монастырь, и со временем у меня появилось такое чувство, что я видела его и это очень близки и родной мне человек. Старец Ипполит для меня человек высокого духа. И самое дорогое в нем – его простота и любовь ко всем. Он ведь был святым человеком, а как просто с людьми общался, не жалел себя, отдавал себя всем.

 


Монахиня Сарматия (Икаева):
Еще при жизни батюшки мне кто-то рассказал, что есть такой старец Ипполит в Рыльске, но мне не понравилось имя - до того я встречала его лишь в фильме "Ирония судьбы"... «Это как-то несерьезно», - подумала я, да и боялась ездить в незнакомые края.

 

Когда я ушла в монастырь, это уже было после смерти отца Ипполита, моя мать очень противилась этому и всеми правдами и неправдами пыталась меня отсюда или выманить, или даже выкрасть. Помимо собственных усилий, она каждый день звонила тете, с которой я была близка, и требовала, чтобы она приехала. Ты, мол, для нее авторитет, вот и вытащи ее из «беды». Но тетя не хотела ввязываться. И вот ей снится сон, будто ее будит святая Матронушка и говорит: «Что спишь, езжай! А чуть подальше от Матронушки стоял незнакомый тете пожилой святой или священник. В итоге тетя поехала в монастырь вместе с моей матерью. Мама, как всегда, эмоционально требовала, чтобы я вернулась домой. Когда ее порыв утих, я пошла в храм, и тетя пошла следом за мной. На прилавке свечной лавки увидела фотографию отца Ипполита и спрашивает меня: «Это кто? Я видела его во сне». Я рассказала, что это человек, благословивший создание монастырей в Осетии. Тетя очень удивилась такому непосредственному, через сон, участию старца в нашей жизни и уехала утешенная.


Монахиня Анна (Дзиццоева):

Сказать трудно, чувства словами не передать. Благодарю Господа, что все мы на нашем духовном пути встретились со старцем Ипполитом – кто лицом к лицу, кто уже после его кончины. В любом случае, знакомство тех, кто не видел старца при жизни, нельзя назвать заочным. Это глубоко личная встреча, и глубоко близкие отношения. И есть горячее желание, чтобы в каждом доме Северной и Южной Осетии была эта радость знакомства с батюшкой.


Монахиня Мария (Цалоева):

Когда я пришла в монастырь, все рассказывали о старце, как будто он живой, хотя к тому времени со дня его кончины прошло уже семь лет. Очень интересно про отца Ипполита рассказывала матушка Нонна, а потом дала мне еще и книжку про него. Спустя три-четыре месяца старец мне приснился. Он куда-то шел и, проходя мимо меня, внимательно на меня посмотрел. У меня в келье есть фотография батюшки и когда бывает трудно, я смотрю на нее и мысленно с ним общаюсь. Мы все с ним общаемся, поминаем его и просим у него молитвенной помощи.


Монахиня Георгия (Бестауты):

Как и большинство наших сестер, я не видела отца Ипполита при жизни. И даже почти ничего о старце не знала. Впервые мне о нем рассказал рыльский послушник Иоакима Биазарти в 2003 году, показал фото батюшки в альбоме, но тогда я как-то не «увидела» старца.

Открылся мне батюшка после войны августа 2008 года. Жила я тогда в Москве, и во время войны мы с группой молодых добровольцев лихорадочно пытались наладить распространение информации о происходящем в Южной Осетии. От напряжения, душевного и физического, все были на грани истощения. В один из дней кто-то принес фильм, снятый о старце Ипполите курским телевидением.

Старый стертый фильм, снятый еще на пленку, хранил в себе сокровище: полминуты интервью со старцем. Батюшка говорит о любви, о Царствии небесном. Знакомые Евангельские слова - как часто мы слушаем их машинально. Но слава старца были не просто словами, это была сама любовь. Голос, глаза, улыбка батюшки были из другого мира – небесного. На мгновение и мы оказались там, в Царстве любви. Это было такое утешение! Помню, показывали всем эту запись, делились радостью.

20 августа мы небольшой группой поехали в Рыльский монастырь, к старцу Ипполиту. Вечером перед отъездом не могли уйти с могилы батюшки, не могли расстаться. Молились о нашей разрушенной, но не побежденной Родине и каждый еще молился о своем. Парень из нашей группы лег на землю возле могилы и лежал, глядя в ночное небо. Спустя несколько лет он поделился, что просил у старца благословения на монашество. Моя просьба была о том же. И через несколько месяцев пришла в Аланский Богоявленский монастырь, основанный по благословению отца Ипполита его духовной дочерью, матушкой Нонной.


Монахиня Нина (Кулумбегова):

О батюшке Ипполите я узнала, прочитав, еще будучи в миру, книгу «Самый добрый батюшка на земле». Книга очень тронула мое сердце, потому что я всегда хотела встретить такого батюшку, который может заглянуть прямо в душу и как любящий отец уврачевать твое больное сердце. Таким был батюшка Ипполит. Мне достаточно посмотреть на его фотографию и на душе становится тепло и спокойно. О таких людях можно много писать и говорить, но разве можно передать словами то, что чувствуешь, находясь рядом с ними?

Помню, я тогда уснула с книгой, и приснился мне батюшка. Благословил. А через несколько месяцев у меня наконец-то получилось уйти в монастырь. Дорогой батюшка, вы и сейчас молитесь за нас. Как же я Вам благодарна, что в моей Осетии выросли два монастыря.


Монахиня Елизавета (Цорионова):

Впервые о батюшке Ипполите мне посчастливилось услышать от крестного, в день летнего престольного праздника. Он тогда рассказал, что старец благословил матушку Нонну на монашество и по его святому благословению был основан монастырь.

После первого паломничества в монастырь я еще долгое время жила мыслями о старце и его духовных чадах, монахинях Алании. Потом я стала приезжать в монастырь трудницей, познакомилась с сестрами и другими трудниками. Как, наверное, все новоначальные, любила слушать околомонастырские рассказы о пророчествах и духовных прозрениях. Как-то услышала, что старец сказал кому-то про аланских монахинь: «и будут они жить долго и счастливо и умрут в один день». Известная шутливая присказка, но мое тогда еще неофитское воображение рисовало некое событие в жизни обители... Я думала о великом подвиге, которого сподобит Господь насельниц монастыря ... Теперь я с долей юмора вспоминаю те свои мысли, но, думаю, они во многом определили выбор мною жизненного пути.

Я не удостоилась личной встречи со старцем, знакомство с батюшкой Ипполитом произошло спустя годы после его смерти благодаря рассказам свидетелей его подвига, духовных чад, людей, знавших и любящих старца. Слава Богу, у нас есть книги и фильм про батюшку, которые привели к вере огромное количество людей уже после его кончины. В дни памяти отца Ипполита мы служим панихиды, просим Господа о упокоение души нашего батюшки, а в сердце всегда хочется взывать: "Святыми молитвами старца Ипполита, Господи, помилуй нас".


Послушница Мария (Касабиева):

Про старца Ипполита я узнала до прихода в монастырь. Рассказал мне о нем мой первый духовник, иеромонах Гай. Батюшка рассказывал, что старец мог не только словом, но и взглядом поддержать человека. Он был сама любовь. Любил всех и доброта, исходившая от него, отражалась в людях, которые с ним общались, и преображала их. Для меня старец – это бесценный указатель, как надо жить и какой стать. Старец не оставил после себя ни поучений, ни проповедей, только нас – тысячи духовных чад, обязанных ему своим преображением.


Монахиня Лидия (Мамиева):

В декабре 2002 году я приехала в Беслан в Свято-Успенский мужской монастырь на престольный праздник великомученицы Варвары. Когда покупала свечи, раздался телефонный звонок, монах, послушавшийся в лавке, молча выслушал и вдруг из глаз у него полились слезы: «Батюшка умер!» Весь храм плакал. А я смотрела на всех в недоумении. «Кто умер? Какой батюшка умер?» Мне рассказали об отце Ипполите, про то, что Осетия была ему родной, он любил и принимал осетин, даже неверующих. Так в этот скорбный день я познакомилась со старцем. Вечером, вернувшись в свой Ильинский храм, узнала, что люди целыми автобусами собираются ехать в Рыльск на похороны. Тогда я очень удивлялась себе: «Вся Осетия его любит, знает, а я? Почему я его не знала?» Вскоре моя старшая сестра ушла в алагирский монастырь, основанный по благословению батюшки Ипполита, а несколько лет назад и я после смерти супруга пришла сюда. Вот так, наверное, старец ответил на мой вопрос «А я?»


Монахиня Ксения (Коцкиева):

Впервые об отце Ипполите я услышала в 2006 году. Мне было девятнадцать лет, и мы с семьей отдыхали в Фиагдоне. Там мы познакомились с супругами, которые неоднократно бывали у старца. Как и многие они попали в Рыльск со своей скорбью – долгое время Господь не давал им детей. Некоторое время по благословению старца они жили при монастыре, учились трудиться и молиться… В то время я еще не была крещена, но жадно слушала все, что касается духовной жизни. От этих супругов я впервые услышала и о нашем монастыре и о матушке Нонне. Девушка рассказала про встречу матушки со старцем, про то, что он благословил строить монастырь в Алагире. Было странное чувство, что я знаю, что такое монастырь. Я живо представила себе монашескую келью, почему-то с голыми стенами и одностворчатым узким окном. Помню свой внутренний диалог:
- Как хорошо бы было так жить.
- А тебе не будет скучно?
- Нет, ты же с Богом будешь.

С тех пор я часто думала о батюшке, матушке и о монастыре, который в глаза никогда не видела. Я нашла короткое видео со старцем, где он говорит, что Бог – это любовь. Именно таким его описывала та случайная знакомая из Фиагдона. Добрый-добрый, простой, с душой как у ребенка. Ну а когда я, спустя три года посетила монастырь, узнала всю историю. Приобрела в лавке первую часть книги «Послушник в стране святителя Николая» и прочла ее на одном дыхании. Многое узнала не только про батюшку, но и вообще про жизнь с Богом…

Хоть я и не была лично знакома с отцом Ипполитом, но мой путь к монашеству начался именно с него. Узнав про старца, я заочно уже любила монастырь, монахов, матушку и очень хотела их увидеть. Часто говорят, что без молитв батюшки в Аланский женский монастырь никто не приходит. Он нас тут всех собрал, чему я очень рада!